Кузовные детали на замену порогов, проемов, подножек для


8405012 фото

2017-10-18 07:48 Кузовные детали на замену порогов, проемов, подножек для автомобилей Газ Газель 2705 3221




Говорят, разрушать намного легче, чем созидать. Но почему же тогда жир разрушается труднее, чем создается?!


Деньги действительно ничего не стоят, пока у вас их нет.






В сырой тюрьме, на западе Парижа, Еще опасен, но разоружен, Сидит один московский хакер Миша, За то, что крупный банк ограбил он. Насильно стрижен, в полосатой робе, С мишенью круглой сзади на спине, Клопов считает в каменной утробе, Программы пишет мелом на стене. То вдруг погладит грязный коврик с пола, То тихо плачет, если видит мышь, Грозит убить козлов из Интерпола, Лет через двадцать где-то, правда, Миш? Пробрался в банк со спутника в Анголе, Ушел сетями африканских стран, Сжег все дискеты, где держал пароли И нагло сбросил спутник в океан, Уже на дно залег, а не на нары, Уже почти в тайге укрылся, но... Они его поймали на Канарах, Когда сорил деньгами в казино. Его пытали зверски, как в гестапо, И на глазах разбили Celeron, А он все вынес, съел четыре кляпа, И предлагал буржуям миллион, Его по морде били, как скотину, А он, святой, возьми им да скажи: "Но пасаран! Несите гильотину!" Но принесли ему детектор лжи, И лишь тогда поверили шпионы, Промыв его бесценные мозги, Что он украл семнадцать миллионов, Чтоб заплатить провайдеру долги. И вот он, бит, с распухшей головою, Лежит в углу, свернувшись калачом, Когда придут охранники с едою, Ни ест, ни пьет, ни просит ни о чем. Молчит на все тюремные запросы, Совсем завис - ни мертвый, ни живой, Но поднесут к нему дискету с DOSґом, И он на запах дернет головой, Застонет: "Пива, пива дайте, гады!" И поползет к открывшейся двери, За что жандармы бьют его прикладом: "Мишель-то наш живой еще, смотри!" Уйдут они, бездумно повторяя Наш русский мат, что слышится в тиши, На всю тюрьму пространно рассуждая О красоте загадочной души... Но лишь шаги их стихнут в коридоре, Он вдруг с земли подскочит, жив-здоров, Бежит к двери, забыв про боль и хвори, Забыв про все советы докторов, Чуть подождав, покуда злость остынет, К двери холодной ухом припадет, Тяжелый камень в стенке отодвинет: За ним давно прокопан тайный ход! Откуда знать в Париже Интерполу, Что без e-mailґа Мишке не впервой - Еще весной донес почтовый голубь В двоичном коде весточку домой, Уже отвертку сделал он из вилки, Уже ломает друг тюремный сайт, Уже нашел он в маминой посылке Буханку с Intel Pentium Inside. И заключенных больше не тревожит Глубокой ночью странный ровный стук: Пускай не спал три месяца, но все же Собрал в неволе новый ноутбук. И с замираньем сердца снова вышел В такой родной до боли Интернет, Где через час, обычным кликом мыши Сумел скосить свой срок на десять лет, Прислал письмо: "Встречайте, мама. Еду", Дал выходной охране до зимы, Пустил метро до камеры соседа И продал дом начальника тюрьмы, Сумел создать подпольную ячейку, Послал сто грамм друзьям на Колыме, Стал чемпионом Франции по Quakeґу - Забылся зэк, что он сидит в тюрьме, Летает он, как свежий вольный ветер - Доступно все, о чем не мог мечтать, Он побывал повсюду на планете, И никуда не хочет убегать, Уж не грустит по Родине, по маме. Вот только что-то изменилось в нем: Он слишком странно смотрит вечерами В экран с цветным решетчатым окном... (c) Леонид Коновалов


Где-то в 98 году прочитали следующий анекдот на www.anekdot.ru: "Шел по лесу волк и вдруг видит Красную Шапочку, стоящую раком и со спущенными трусами. Он обрадовался и пристроился к ней сзади. Красная Шапочка конечно же прифигела, но больше всего прифигел Человек-Невидимка." Этот анекдот рассказали одной девушке из другого отдела, а она в свою очередь рассказала всем своим коллегам по отделу, ну они, конечно же, похохотали над анекдотом. И через пять минут после этого зашел начальник отдела, который, надо сказать, вообще-то был в отпуске. К нему тут же начали подходить подчиненные с разными вопросами по работе. На что в ответ от начальника они услышали: - Я в отпуске, и вообще считайте, что меня тут нет, я человек-невидимка. Последующий за этим ответом смех всего отдела ему никто объяснять почему-то не рискнул.